Адвокат в Калуге Абакаров С.М.

Юридическая помощь в Калуге и Калужской области

Свяжитесь с нами сейчас
+7(915)897-03-53

Адвокату удалось спасти невиновного в смерти человека

Адвокату удалось спасти невиновного в смерти человека

Адвокат в Калуге Абакаров С.М. доказал невиновность человека, обвиненного в особо тяжком преступлении, причинении смерти брату, по ст. 111 ч. 4 УК РФ. Уголовное дело закрыто. Клиент реабилитирован.

Адвокату удалось спасти невиновного в смерти человека

Случилось защищать по уголовному делу сельского жителя. Он подозревался в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть своего младшего брата.

Уголовный закон за это преступление предусматривает от 5 до 15 лет лишения свободы.

По понятным причинам ни село, ни район, ничьи персональные данные не называю. Подзащитный – работающий и работящий мужчина, на производстве многочисленные грамоты и поощрения, семьянин, но периодически уходил в запой. Пили, как правило, у младшего брата в том же селе, за свой счет угощали приходящих в гости собутыльников. Потом клиент трезвел и продолжал правильную социализированную жизнь. Он трудился, заботился о гражданской жене, а также дочери и внуке, которые жили отдельно.

По версии следствия, мужчина с двумя соседями и своим братом в доме последнего распивали спиртные напитки. Между братьями произошла ссора и старший несколько раз ударил в грудь младшего брата, умышленно причинил ему переломы ребер с разрывом капсулы печени. От полученной травмы пострадавший скончался, но не сразу, а от 18 часов до 2 суток, в другом месте, дома у старшего брата.

Защищал подозреваемого по уголовному делу адвокат Абакаров Святослав Магомедович.

Очень помогло впоследствии спасти клиента то, что его близкие сразу пригласили адвоката, до задержания и первого допроса. Защитник смог предварительно и конфиденциально побеседовать наедине с подзащитным. Выяснил обстоятельства происшествия, что происходило в доме и вне его, другие сведения.

Адвокат с клиентом составили предварительную стратегию защиты и тактику первого допроса. Клиент вину не признал. Категорически отрицал драку с братом и причинение ему смерти. Кстати, впоследствии адвокат полностью доказал это.

Активная защита и сбор необходимых материалов в пользу подозреваемого позволили не заключить клиента под стражу, оставить его дома, но наложить ряд серьёзных ограничений. В частности, следствие запретило подозреваемому любое общение с лицами, допрошенными по делу потерпевшими и свидетелями (кроме гражданской жены и близких родственников).

В обоснование версии следствия имелся «прямой очевидец преступления», пожилой пьяница, который сообщил, что в один из дней (какой не помнит, но в период, подпадающий по экспертизе со временем причинения травмы), он, лежа на полу или сидя в кресле нетрезвый, всё же видел, что братья толкались и ударяли друг друга руками, в том числе в грудь. При этом «доминировал» наш клиент. Слово «доминировал» в лексиконе фактически деградировавшего возрастного малограмотного и выпивающего мужчины поставило у адвоката под сомнение авторство и достоверность его показаний.

Второй сосед, который распивал с ними в этот же период, драки между братьями не видел. Но обстоятельства совместного распития и нахождения только этой «четверки» в указанный период в доме, он подтвердил. Оба собутыльника сами не могли избить потерпевшего, они физически малосильны, не агрессивны, и, конечно же, отрицали драку между собой и погибшим.

Осмотр места происшествия установил в доме беспорядок. Но защитник сразу обратил внимание, что на полу в центре комнаты стояла кровать без ножек с низкой деревянной спинкой. Эта, на первый взгляд, незначительная деталь впоследствии сыграла свою роль.

Адвокат Святослав Абакаров стал проводить самостоятельное адвокатское расследование. Это, конечно, достаточно трудоёмкий и дорогостоящий процесс. Но нормы п. 2 и 3 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 86 УПК РФ и другие предоставляют защитнику такие полномочия.

Адвокат приехал в село и проехал по «присутственным местам»: в местную администрацию, по магазинам, особенно торгующим едой и спиртным, сельхозконторам и другим. С согласия опрашивал граждан, выясняя, известно ли им что-либо о смерти потерпевшего, не было ли у него драк с другими людьми, не было ли у кого ревности по личной жизни, как относились к нему соседи и односельчане, какие взаимоотношения были с братом.

Такие полномочия предоставляются защитнику в силу п. 2 ч. 1 ст. 53 и п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

Зайдя в сельское почтовое отделение, от его начальника (почтальона) защитник узнал, что как раз за 1-2 суток до смерти погибший приходил на почту за письмом и сигаретами. Там же было ещё два посетителя. А при выходе из почтового отделения пострадавший оступился и упал грудью на пень спиленного дерева. Посетители помогли ему подняться, а он поплёлся до соседнего магазина, где продаётся водка.

Адвокат лично осмотрел участок у почты и установил, что окна почтового отделения как раз в поле видимости пня и прилегающей местности. С согласия почтальона защитник подробно её опросил. При этом выяснил, где она находилась в момент падения потерпевшего. Из какого ракурса и что именно видела, как сразу выбежала? В каком положении и где лежал пострадавший, когда она подошла к нему? Кто и как помогал ему подняться? Где магазин, куда тот ушёл? Защитник тщательно сфотографировал всю обстановку на месте и сделал необходимые измерения.

После этого адвокат Абакаров С.М. зашёл в этот магазин. От его хозяина, который сам и торгует, выяснил – погибший приходил и просил водки в долг. Чувствовал же он себя плохо, сказал, что упал.

Адвокат тщательно опросил дочь и гражданскую жену подзащитного. Узнал, что у потерпевшего были проблемы с координацией движений, у него вообще не видел один глаз, он постоянно падал и бился о различные предметы. Незадолго до смерти, придя в гости к племяннице (дочери клиента), упал кубарем на лестнице со второго этажа. Другой раз дома во время ходьбы ударился лицом о дверной косяк.

Затем защитник опросил соседку дочери по лестничной клетке. Она подтвердила, что слышала в тот вечер грохот в подъезде от падающего тела.

И действительно, судебно-медицинская экспертиза трупа диагностировала наличие ряда повреждений, которые образованы совсем в иные периоды и разновременно, нежели смертельная травма. Существенного вреда здоровью они не повлекли. Обстоятельства их причинения не установлены.

У дочери и сожительницы клиента адвокат выяснил всё их времяпровождение, в том числе общение с подзащитным и потерпевшим за неделю и вплоть до смерти. Подробно до часов и минут установил и записал всю известную им информацию.

Во время запоя клиент жил в селе один. Его гражданская жена уходила в свою квартиру в райцентре, но регулярно навещала и проведала его. Дочь тоже в этот период несколько раз приезжала проведать отца.

Среди прочего оказалось, что подзащитный отсутствовал в пресловутом доме брата в один из дней, когда погибшему могла быть причинена смертельная травма. Он ушел к себе домой, находился там сутки и самостоятельно выходил из запоя. Это подтвердили обе женщины, которые поочерёдно в тот день приезжали к его дому и наблюдали нахождение у себя дома одного. Впоследствии это подтвердили и участники попойки в доме потерпевшего.

Всплыла ещё одна деталь. В день смерти потерпевшего утром братья приехали на работу к сожительнице клиента. Подзащитный уже был трезв и готовился к выходу на работу, а младший брат плохо себя чувствовал. Сел на бордюр, держался за живот, в районе печени. На вопрос женщины, что случилось, ответил: «Неудачно упал». Правда, не уточнил, где и когда. Между братьями никакой неприязни не было.

Параллельно адвокат отработал иные версии возможного причинения смерти погибшему, на которые сразу не обратило внимание следствие.

1. Потерпевший предположительно имел связь с местной жительницей, с сожителем которой конфликтовал из ревности. В один из дней, незадолго до смерти, пострадавший мог навестить эту даму.

2. Житель соседнего дома ссорился с погибшим. Из-за этого потерпевший обходил стороной его дом, но в нетрезвом состоянии мог цепляться к соседу и подраться с ним.

3. Ещё один односельчанин враждовал с погибшим. По слухам, не так давно до смерти (правда, не в период получения смертельной травмы), он с друзьями побили потерпевшего.

Однако, когда защитник досконально всё проверил, эти версии причинения смерти не подтвердились.

Теперь в дело вступила наука. Адвокат Абакаров С. М. назначил частное медицинское исследование.

Такое полномочие предоставлено защитнику согласно п. 3 ч. 1 ст. 53 и ст. 58 УПК РФ.

Перед специалистом-медиком защитник поставил вопросы механизма травмирования пострадавшего, от чего наступила его гибель. Предоставил все имеющиеся у него документы, в том числе следственные протоколы, адвокатские материалы, заключение медицинской экспертизы трупа. А главное, протокол и фотографии с осмотра места происшествия, где в центре комнаты стояла кровать без ножек с низкой спинкой, фотографии местности около почты с пнем спиленного дерева и описанием его размеров и форм.

Специалист вынес мотивированное заключение, что смертельная травма могла быть образована от однократного воздействия – при падении потерпевшего с ударом о кромку пня грудью. Как по механизму, локализации, так и по времени образования, указанному почтальоном. Эта же смертельная травма возможно образовалась при падении потерпевшего с ударом о спинку кровати в центре комнаты, в период, установленный государственной судебной экспертизой.

Настало время представлять доказательства невиновности клиента следователю.

Адвокат заявил ходатайства: о допросе начальника отделения почты;  проверке ее показаний на месте с выяснением обстановки предположительного падения потерпевшего на пень, возможности видеть эти обстоятельства почтальоном; о допросе других очевидцев и хозяина магазина, куда заходил потерпевший после падения, и др.

Для пресечения возможного давления на свидетеля защиты и правильной записи ее показаний в протокол, почтальон явилась на допрос со своим адвокатом. Такое право есть у свидетеля по п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ. И даже в течение 3 часов допроса, уверенно рассказала всё, чему была очевидцем.

Адвокат Абакаров С. М. участвовал в проверке показаний почтальона на месте, как инициатор этого мероприятия (в силу п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

Здесь с применением технической фиксации осмотрели пень, установили видимость из окна почты места падения пострадавшего на пень и место его расположения на пне в момент выхода почтальона к нему из помещения.

А защитник обратил внимание на одну важную деталь. Участники следственного действия уложили манекен максимально в таком положении, как указывала почтальон. Даже роняли манекен с того места, с которого по ее наблюдению он упал. И оказалось, что место удара туловища манекена о грань пня соответствует месту локализации получения погибшим смертельной травмы.

По указанию почтальона защитник лично встал на то место, с которого упал пострадавший, и с соблюдением мер безопасности, лег таким образом на пень, как указала почтальон, помогшая ему уложиться. И действительно подтвердилось, соприкосновение с пнем именно той части грудной клетки, на которой образовались у пострадавшего повреждения, повлекшие смерть, согласно государственной медицинской судебной экспертизе трупа.  

Защитник лично внес в протокол уточнения о локализации места воздействия конкретной части туловища манекена и человека с гранью пня, обеспечил внесение следователем всех измерений, отражения видимости падения пострадавшего почтальоном падения из окна здания, и после выхода на улицу. Все замечания и уточнения адвоката были обоснованы и удостоверены участниками следственного действия.  

А впоследствии 2 нетрезвых очевидца, бывшие около почты, подтвердили показания почтальона о падении на пень потерпевшего.

По ходатайству адвоката Абакарова С.М. следователь допросил дочь и гражданскую жену клиента. Они подробно и правдиво изложили следователю информацию, которую ранее рассказали защитнику. От ответов на “провокационные” вопросы следователя – отказались в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. При этом, обе женщины пришли к следователю со своим адвокатом. Это сделало невозможным давление на свидетелей, а, главное, обеспечило правильность записи их показаний в протоколы.

Теперь предстояло разбить следственную обвинительную версию, которая опиралась на так называемого прямого очевидца, наблюдавшего драку братьев, при которой мой доверитель нанес потерпевшему удары кулаками в грудь.

Ни защитник, ни подследственный согласно наложенным ограничениям, не могли встретиться и побеседовать с этим мужчиной. Но по собранной о нем информации нам стало известно, что «свидетель» длительно выпивал, в период пресловутой попойки находился вечно в полудрёме, даже не контролируя отправления физиологических потребностей. Учитывая всё это, на допросе не смог бы дать показания в такой логической последовательности и по форме, как они занесены в протоколах

Адвокат ходатайствовал об очной ставке подзащитного с этим «свидетелем». Очная ставка была проведена в силу требований ст. 192 УПК РФ.

И вот следователь, задавая вопросы сначала «свидетелю», сразу получил от того такие ответы.

Во-первых, драки между братьями не было, ударов кулаками в грудь потерпевшему подследственный не наносил.

Во-вторых, всё было иначе – братья только хлопали ладонями по ладоням друг другу, играя «как котята»,  после чего сели вместе пить, обнявшись и доброжелательно.

А в-третьих, свидетель прямо и уверенно сказал в глаза следователю, что именно это он и говорил ему же первоначально на допросе. Протокол он не прочел, потому что его привезли в райотдел без очков, да и состояние его тогда было не совсем «здоровое».

Конечно же, наш клиент подтвердил эти показания свидетеля на очной ставке. Правда, уточнил, что «игру в ладушки» с братом не помнит.

И тут адвокат внес «пять копеек» – задал свидетелю вопрос, который ранее никто у него не спрашивал. А не наблюдал ли свидетель моменты падения в указанный период пострадавшего в доме? Свидетель ответил, что да, грохнулся потерпевший в комнате, прямо где стояла низкая кровать. В какую часть кровати и на спинку ли – свидетель не видел, потому что сам лежал на пол. Вставать и уточнять не стал. Но грохот падающего потерпевшего в месте нахождения этой кровати слышал и частично видел. При этом рядом больше никого не было.

После этого защитник заявил ходатайство о проведении дополнительной гоосударственной судебно-медицинской экспертизы трупа.

Заключение дополнительной экспертизы полностью подтвердило, что причинение смертельной травмы потерпевшему возможно и при падении с ударом грудью о кромку пня спиленного дерева, и при падении с ударом грудью о спинку кровати в центре комнаты. Время падения на пень потерпевшего по показаниям почтальона соответствует времени причинения травмы.

В результате следствию пришлось признать невиновность моего доверителя и прекратить уголовное дело за отсутствием в его действиях состава преступления.

Но это было ещё не всё. Вышестоящее руководство следственного управления СК РФ по Калужской области отменило прекращение уголовного дела. Следователь получил от высокого начальства большое количество указаний по сбору дополнительных доказательств виновности именно нашего клиента и по опровержению позиции защиты. Эта работа была тщательно спланирована, поставлена под жёсткий контроль и обеспечена качественным оперативным сопровождением уголовного розыска областного Управления МВД (так называемого «убойного отдела»).

И вновь началось дополнительное следствие.

Из-за категорического отказа адвоката удалось избежать проведения клиенту экспертизы на полиграфе, то есть на «детекторе лжи». По моему глубокому убеждению, исследование на полиграфе надлежащим доказательством не является, потому что не имеет достаточного научного обоснования и высока доля ошибок. Ранее, например, в моей практике был случай, когда 2 исследования на полиграфах одному человеку дали противоположные результаты. А говорил он одно и то же. Но на личное мнение и внутреннее убеждение судьи в виновности такие “исследования”, конечно же, могут серьёзно влиять. Так что, «Полиграф Полиграфович» нас не посетил.

Следователи допросили большое число свидетелей, эксперта, провели иные следственно-оперативные мероприятия. Были отработаны другие версии причинения смерти потерпевшему, кстати, которые уже до того проверил защитник.

В итоге, проделав кропотливую и объёмную работу, ни одного реального доказательства виновности моего доверителя не было добыто. Да их и быть не могло – человек-то невиновен!

Следователь вновь прекратил уголовное дело за отсутствием состава преступления в действиях моего подзащитного. С обоснованностью прекращения согласилось уже и вышестоящее руководство Следственного комитета.

Но тут прокуратура отменяет постановление о прекращении уголовного дела. Прокурор потребовал возобновить расследование. Указал на ряд недостатков и следственных ошибок, а также выразил мнение о том, что поскольку на теле потерпевшего, кроме смертельной травмы, имелись другие повреждения, то значит, вероятнее причинение смерти не от падения, а именно от нанесения ударов, что не исключала первичная судебно-медицинская экспертиза трупа.

Следователь допросил судмедэксперта, который проводил экспертизу трупа.

На допросе эксперт подтвердил наибольшую вероятность получения смертельной травмы погибшим как при падении с ударом грудью на пень, так и на низкую спинку кровати в комнате. Эксперт сообщил, что смертельная травма образовалась именно от однократного воздействия, что лишний раз подтвердило версию падения. Время падения на пень по давности получения телесного повреждения полностью соответствует.

А все остальные повреждения, кроме смертельного (!), были получены погибшим в совершенно другие периоды времени, исчисляемые разными днями. Эти «другие» повреждения никакого вреда здоровью не причинили. Разграничить, одновременно или разновременно они образовались, также оказалось невозможно, как и точно определить, от ударов, или неоднократных падений. Не исключено и при падении с лестницы (факт которого ранее установил защитник). Кстати, это косвенно подтвердило нашу версию о том, что пострадавший ранее часто падал, бился о посторонние предметы из-за нарушений координации движений и плохого зрения.

Следователь выполнил ряд иных следственных действий, и в результате окончательно прекратил уголовное дело на моего доверителя за отсутствием состава преступления. С обоснованностью прекращения  огласилась уже и прокуратура. Доверитель признан невиновным, уголовное дело не дошло до суда.

Уголовное дело и уголовное преследование моего доверителя было окончательно прекращено межрайонным следственным отделом СУ СК РФ по Калужской области 27.08.2021, по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, за отсутствием состава преступления.

Таким образом, активная защита и кропотливое адвокатское расследование помогли освободить человека от обвинения в особо тяжком преступлении – причинении смерти родному брату и избежать последующего длительного его лишения свободы.

С семьёй брата у подзащитного сохранились хорошие отношения. Они изначально сомневались, что он мог убить. Потому что в жизни наблюдали их взаимную заботу и дружбу. Наверное, и у них упал камень с души, когда удалось доказать полную непричастность доверителя к причинению смерти брату.

А сам клиент пережил горе, потерял брата. Потом прошел «7 кругов ада» под уголовным преследованием по особо тяжкой статье в течение более восьми месяцев. Но всё же, отчасти активной юридической помощи, не был заключен под стражу, мог видеться с родными, получать их моральную помощь и сочувствие, а в конце концов признан невиновным. Пока он не хочет «ничьей крови» и не требует никого наказать.

Кстати, подзащитный полностью бросил пить, вернулся на хорошую высокооплачиваемую работу, которую делает с душою и на совесть. О своих «запоях» вспоминает со стыдом. Посвятил себя воспитанию внука, заботе о дочери и гражданской жене. Они действительно оказали ему неоценимую душевную поддержку.

Публикация получилась длинной. И я понимаю, что ее тяжело читать.

Но опыт успешной адвокатской работы, возможно будет интересен как обычным людям, которым, может быть, вселит веру в справедливость, так и начинающим коллегам, молодым адвокатам, которые почерпнут отдельные стратегические и тактические приемы защиты, которые привели в итоге к победе.

Адвокат Региональной Калужской коллегии адвокатов, Председатель коллегии,
Абакаров Святослав Магомедович

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.